270. Лиссабон

Плёнка из 2011 года только сейчас попавшая в сканер. Отлично демонстрирует отчего не стоит снимать на дешёвую плёнку высокой чувствительности. Проявлена в какой-то лабе – я тогда ещё сам не проявлял свои плёнки. Удивительно, но я даже помню камеру и объектив которыми это снимал…

Если пройти под арку, перед тобой раскинется море. После тесных городских улиц это обретение свободы – совершенно фантастическое ощущение.

Руины какого-то монастыря. Снаружи выглядят интереснее, чем внутри. Впечатляют.

Элевадор «Санта-Жушта». Построен архитектором Эйфелем. Тем самым, который построил в Париже башню имени себя. Меня впечатлил куда больше чем башня. Уверенно занимает одну из лидирующих позиций в моём рейтинге самых необычных достопримечательностей. Наверху смотровая площадка с прекрасным видом на город.

Повсюду в Лиссабоне продают жареные каштаны, и если в Париже и других европейских городах, где я был это блюдо скорее туристический аттракцион, то здесь fast-food для местных. Иногда около таких тележек собирается внушительная очередь, хотя сами тележки в огромном количестве разбросаны по всему городу. Чтобы найти ближайшую, достаточно просто идти на характерный запах.

Здесь я впервые в жизни увидел чистильщика сапог. Он всегда казался мне каким-то старинным персонажем из детского стихотворения «на перекрёстке двух дорог сидит он – чистильщик сапог» (за точность цитаты не отвечаю), и вдруг вижу его в реальности, а вокруг XXI век и просвещённая Европа.

Кроме этой плёнки, правда, порывшись уже в другом месте, я нашёл свои заметки, которые делал во время поездки. Маленький их фрагмент ниже. Он написан 11 ноября 2011 года в самый мой первый день в Лиссабоне и передаёт первое впечатление об этом городе.


«Лиссабон – это такой Париж для бедных. Первая и самая яркая ассоциация, возникшая у меня. Есть, конечно, какая-то своя изюминка, но мысль о Париже засела настолько глубоко, что мне кажется, я уже не смогу от нее избавиться. <…> Лиссабон – это не столько Париж для бедных, сколько мечта о Париже. Мечта с латиноамериканским акцентом (правда неожиданно?). Мечта мимолётная, но прекрасная. Представь, что ты проходишь по вечерней улице того же Парижа (Лиссабона) мимо обворожительной незнакомки и глубоко вдыхая аромат ее крепких терпких духов смешанный с дымом ее сигареты. Вдыхаешь глубоко-глубоко. До головокружения. И в этот момент неземная красота этой девушки осознается скорее воображением, нежели взглядом. Увидев её в другое время в другом месте, она показалась бы совсем обыкновенной или даже не красивой. Но это мгновение, наполненное мечтою, ценно само по себе. Здесь и сейчас. Им нужно наслаждаться пока оно не закончилось. Вдыхать его глубже, чтобы голова кружилась сильнее. Полностью растворяться в нём. Лиссабон – это мгновение, охваченное мечтой о Париже, которого никогда не было и никогда не будет нигде кроме как в поглощенном безудержной фантазией воображении.»

Площадь возле вокзала Росио. Вымощена особым образом чёрно-белой плиткой – визитной карточкой Лиссабона.