342. Спонтанное путешествие в Торжок и окрестности

«Подумав – решайся, решившись – не думай»

Решение поехать родилось спонтанно. Пусть прогноз погоды совсем не радовал, вечером я принял решение и забронировал отель, а утром следующего дня уже ехал по составленную на скорую руку маршруту, который по задумке должен был познакомить с творчеством русского архитектора Николая Александровича Львова, который известен в том числе погребом в виде пирамиды, который он построил в своей усадьбе.

План поездки выглядел следующим образом: в шесть часов утра я выезжаю из дома и двигаюсь в сторону самой отдалённой точки маршрута — Казанской церкви в селе Арпачёво, затем, возвращаясь, заезжаю в в усадьбу Никольское-Черенчицы, потом еду в Василёво, после которого заселяюсь в отель, отдыхаю и на следующий день гуляю по Торжку и на обратном пути домой заезжаю в усадьбу Знаменское-Раёк. Можно было бы ограничить путешествие одним днём и обойтись без отеля, но я очень рад что остановился именно на двухдневном варианте — так у меня была возможность просушить вымокшую под дождём одежду. Всего за эти два дня я накатал 640 километров, открыл для себя Торжок и просто отлично отдохнул.

Выехал я на час позже запланированного и был очень рад, что под кожаную мотоциклетную куртку с подстежкой надел не только футболку, но ещё и флиску. Когда я шёл в гараж за мотоциклом, я думал, что получу тепловой удар, однако проехав первую пару километров понял, что одет по погоде.

До Торжка я добрался без проблем и довольно быстро. В самом Торжке я немного поплутал, но в итоге смог найти нужную дорогу на Арпачёво. Первое впечатление от Торжка — дороги. Плохие дороги. Местами очень плохие дороги. Причём одно дело, если бы это был неровный асфальт — это вполне можно пережить, но совсем другое ямы. Очень глубокие, наверное сантиметров двадцать глубиной, а то и все тридцать, с отвесными краями. Если влететь в такую на скорости можно упасть. Но с самым неприятным я столкнулся позже, когда пришлось ехать под дождём. Ямы довольно быстро заполнила грязная вода и понять насколько они глубоки стало невозможно, кроме того они стали неотличимы от обычных луж. Иногда объехать лужу было невозможно и когда переднее колесо начинало рассекать мутную воду, я ожидал, что оно сейчас резко провалится на полметра вниз. Мне повезло — я ни разу не попал в скрытую грязной водой яму, но каждый раз наезжая на лужу я ждал худшего и это было довольно неприятно. Второе — город необычайно красив. Мне в голову отчего-то пришла мысль о Флоренции, в которой я никогда не был. Не знаю насколько это сравнение корректно, но что-то итальянское в архитектуре Торжка определенно есть. Если выправить и покрасить покосившиеся заборы, убрать мусор, провисшие провода и нелепые вывески, и самое главное – отремонтировать дороги, то город сможет поразить своим великолепием самого искушенного туриста.

Колокольня Казанской церкви в селе Арпачёво

До Арпачёво я добрался с отставание от предполагаемого графика на два часа. Последние несколько километров были совсем кошмарными в плане дороги, но там хотя бы не было коварных ям. Немного забегая вперед скажу, что мне удалось выбраться оттуда до дождя, который наверняка превратил бы эту дорогу в густую коричневую жижу. Арапчёво — довольно большое село, где в центре как раз и находится Казанская церковь с колокольней. Церковь судя по всему недавно отреставрирована и радует ярко жёлтой свежей краской. Колокольне повезло меньше. Но она держится молодцом и вовсе не похожа на руину, хоть часть её разрушена и внутри растёт дерево. Если бы она стояла где-то на морском берегу, то её вполне можно было бы принять за маяк. Внутри кто-то сделал крепкую деревянную лестницу, но из-за сильного ветра я не рискнул по ней подняться о чём сейчас немного жалею.

Пирамида в усадьбе Никольское-Черенчицы

Следующей остановкой стала усадьба Никольское-Черенчицы, которая находилась совсем рядом с Арпачёво. Главной точкой усадьбы можно считать погреб-пирамиду. В Интернете есть множество различных версий чем эта пирамида являлась на самом деле, но не совсем трезвый местный житель, которого я встретил в усадьбе уверено сообщил, что Николай Александрович хранил в пирамиде мясо, подвешивая туши на крюк, свисающий с её потолка. Чтобы сохранить справедливость приведу здесь альтернативную версию, согласно которой Львов был массоном и построил эту пирамиду по особому проекту. Внутри пирамиды якобы находится тринадцать ниш, в которых располагались братья-массоны и с помощью оккультных ритуалов могли влиять на сознание людей. К сожалению я не попал внутрь пирамиды и не могу не подтвердить ни опровергнуть информацию о количестве ниш, но стоит признать, что постройка действительно очень необычная, и что на мой взгляд весьма странно, находится довольно близко к усадебному дому. Ещё есть версия, будто пирамида в несколько раз больше и её основание закопано, но любому, кто увидит её живьём сразу станет ясно, что это совсем не так.

Котик

Пообедав взятыми из дома колбасками и хлебом на лавочке в приусадебном парке, я отправился в Василёво, которое значилось следующей точкой в моём плане. Для этого мне нужно было вернуться в Торжок, выехать на Ленинградское шоссе, развернуться и свернуть на Василёво. Эта часть маршрута оказалась наверное самой сложной.

Знаменская церковь с приделом Архангела Михаила в музее под открытым небом в Василёво

Ещё когда я обедал с неба начали падать редкие мелкие капли дождя, на которые я вовсе не обратил внимания. Когда я ехал в сторону асфальтовой дороги, этих капель было недостаточно даже чтобы прибить пыль. Но стоило мне выехать на шоссе в сторону Торжка, как дождь начал усиливаться. Проезжая через город, я уже думал было ехать в отель и пережидать там непогоду, но тут меня настигло коварство природы – дождь закончился. Правда стоило мне выехать на Ленинградское шоссе он начался с удвоенной силой. Я моментально вымок. Кроме этого я пропустил нужный разворот. Пришлось сделать небольшой крюк. Мой боевой дух был подорван, настроение слегка испорчено, а джинсы и ботинки насквозь вымокли. В общем в Василёво я приехал слегка расстроенный, замерзший и промокший.

Преображенская церковь в музее под открытым небом в Василёво

В парке-музее всюду идёт стройка каких-то непонятных деревянных зданий. Не то гостиниц, не то ресторанов, так сходу не понятно. Экспонаты при этом находятся в удручающем состоянии. Вообще моё отношение к подобного рода музеям неоднозначно. Отчего нельзя сохранить все эти постройки в тех местах, где они были изначально? Для чего свозить их в одно место? Но концепция именно этого музея под открытым небом мне понравилась: экспонаты не собраны на небольшом поле, а как бы разбросаны по лесочку и отделены друг от друга стеною деревьев. У каждого своя полянка, где его можно обойти и рассмотреть. Если бы ещё они не разваливались на глазах и можно было попасть внутрь, то это был бы лучший музей деревянного зодчества, где мне удалось побывать. А так мне было бесконечно жаль эти прекрасные деревянные здания, построенные когда-то с большой любовью и мастерством. Но для меня самым главным строением в этом парке был построенный Львовым каменный мост. Точнее моста целых три: маленький, побольше и совсем огромный, который называют «Чортов мост». Самый маленький мост цел. Средний – срыли. Я не разглядел даже его остова. «Чортов мост» на реконструкции — по нему нельзя пройти, но можно оценить его масштаб и красоту. Интересно, что в Венеции на острове Торчелло есть небольшой горбатый каменный мост, формой похожий на «Чортов мост» и носящий название «Понте Диаболо».

Чортов мост

Когда дождь стал таким сильным, что гулять стало совсем не комфортно, я отправился в отель. Дорога от Василёво до центра Торжка, где была расположена забронированная мною гостиница по ощущению оказалась второе короче чем из Торжка в Василёво. Отель я нашел быстро, так как до этого проезжал мимо уже два раза. Комната оказалась небольшой, но чистой. Первым делом я повесил сушиться в ванной комнате джинсы и носки, принял душ и немного согрелся. Было ещё не поздно и я решил прогуляться по городу, а заодно где-нибудь поужинать. За то время, что я приходил в себя джинсы не высохли, пришлось идти в мокрых. Мотоциклетную куртку я оставил в номере — она довольно тяжелая. Отметил для себя, что в следующий раз стоит брать с собою лёгкую куртку. Совсем без куртки всё же было прохладно.

Борисоглебский собор в Борисоглебском монастыре в Торжке. Архитектор Н. А. Львов

Первое впечатление о Торжке оказалось верным. Гуляя пешком замечаешь больше мелких деталей складывающихся в общую неустроенность: бычки на газоне, пустые пластиковые бутылки, надписи на стенах и заборах, дома, требующие ремонта, брошенные дома с заколоченными окнами и просто брошенные дома. Людей на улицах почти нет, машин немного. В некоторых районах очень тихо. Много частных домов с участками. Есть интересные дома с внутренними двориками, как в Астрахани. Много старинных красивых домов, правда некоторые требуют ремонта. Нет уродливых многоэтажек. Если навести лоску будет вполне себе европейский городок.

Река Тверца и панорама Борисоглебского монастыря. Торжок.

Поужинать я решил в ресторане при отеле и не прогадал: очень вкусно, недорого, милые официантки. Попробовал традиционное блюдо местной кухни — пожарскую котлету. Это такая куриная котлета в панировке из сухарей, сделанных из белого хлеба.

Усадьба Знаменское-Раёк.

На следующий день утром я отправился в сторону дома. Прокатившись ещё раз по Торжку я выехал на Ленинградское шоссе в сторону Москвы. В моей программе остался последний пункт — усадьба Знаменское-Раёк. От шоссе к усадьбе ведет живописная дорога с хорошим покрытием. К девяти часам утра я был возле ворот усадьбы. Утро солнечное, кругом ни души, поют птички. Я стою возле ворот и думаю что мне делать, лезть через невысокий забор или искать кого-нибудь, кто подскажет как попасть в усадьбу. Вдруг я замечаю, что на калитке нет замка. Тяну её на себя и она поддаётся. Ощущения будто оказался в сказке. Медленно иду по тропинке к главному усадебному дому все ещё надеясь кого-то встретить, но кругом по прежнему не души. Вот и ворота во двор усадебного дома, окруженного колоннадой. Толкаю и они тоже открыты. Захожу во двор. Поют птицы. Ощущение, что попал в замок спящей красавицы. Усадьба великолепна! Ощущение, что ты в этой усадьбе один и вся эта красота существует только для тебя совершенно фантастическое. Обойдя дом и погуляв по парку, возвращаюсь к мотоциклу, надеясь оставить всё в том же утреннем безмолвии. Но появились люди и всё испортили. «Ад – это другие», как писал Жан Поль Сартр.